Структурные элементы

Его структурными элементами были: а) само известие о кончине; б) указание на год, месяц и день кончины; в) сообщение о том, какой святой или какой праздник был в этот день по церковному календарю; г) замечание о том, что князь умер «в чернецах и в схиме», то есть приняв полный монашеский постриг; д) указание на время и место погребения; е) оплакивание умершего правителя его подданными, выстроенными в определенном иерархичес ком порядке.

По этой схеме в Своде 1305 г. строились сообщения о кончине Владимира Святого, Ярослава Мудрого, Андрея Боголюбского, Всеволода Большое Гнездо, Константина Всеволодовича Ростовского, Александра Невского, Даниила Московского и других правителей. Эту традицию хорошо знал и использовал в своем произведении автор некролога Ивана Калиты.

Иногда данная схема по каким-то причинам сокращалась на тот или иной ее элемент; иногда, напротив, к ней добавлялись посмертная похвала князю или относящиеся к кончине замечания фактического характера. Часто к некрологу прилагали соответствующие цитаты из Священного Писания, а в тех случаях, когда сообщалось о кончине святого, — его житие. Наиболее ценным для исследователя являются именно эти дополнительные тексты, примыкающие к сообщению о кончине князя. Так, например, посмертная похвала часто содержит в себе наряду с традиционной риторикой крупицы ценных исторических сведений60. Замечания, выходящие за рамки традиционного формуляра, также представляют большой интерес. Наконец, отсутствие тех или иных структурных элементов данного жанра также может дать пищу для размышлений.

В сознании московского книжника XIV в. родовое начало, определявшее характер связей в русском обществе, помножалось на проникнутую родовыми отношениями библейскую традицию. В результате принадлежность к роду в целом и одной из его ветвей в частности становилась важнейшим параметром даже самой выдающейся личности.

Размышляя о жизни и смерти того или иного правителя, летописец обычно вспоминал жизненный путь его отца. Тем же путем шел и создатель летописного некролога Ивану Калите. Работая над своим произведением, он вспоминал о некрологе отца Калиты князя Даниила Александровича. В атом можно убедиться, сопоставив оба текста по Симеоновской летописи. (В Рогожском летописце нет статьи 6812 г.) Курсивом выделены текстуальные и смысловые параллели.

Comments are closed