Схема раздела

Учитывая все это, хан склонен был искать новых решений. И князь Иван подсказал ему такое решение. Разумеется, схема раздела была также подсказана Калитой. Себе он взял наиболее доходные статьи: Новгород и вскормленную волжской торговлей Кострому. Своему «коллеге» Александру Суздальскому Калита отдал престижный, но немощный в податном отношении Владимир с округой. Недалекий и амбициозный суздальский князь клюнул на эту наживку. В итоге Калита получил еще несколько лет покоя, позволивших ему заново отстроить соборный комплекс на Боровицком холме.

Предпринятый Узбеком рдздел существовал, как и первый, всего лишь три года. После кончены суздальского князя Александра Васильевича в 1331 г. зимой 1331/32 г. князь Иван Даиилович Московский, князь Константин Михайлович Тверской и другие князья побывали в Орде29. Там были приняты новые важные решения. Созданное ханом в 1328 г. «двоевластие» в «русском улусе» отменялось. Иван Калита получал в управление все территории, так или иначе теперь связанные с великим княжением Владимирским. Помимо этого он получил Сретенскую половину Ростовского княжества.  

Решения правителя Орды обычно являлись результатом взаимодействия целого ряда факторов среди которых интересы государства имели далеко не последнее значение. Устроенный ханом раздел великого княжения Владимирского противоречил его же собственной линии на консолидацию Северо-Восточной Руси под эгидой одного княжеского семейства, а затем использование этого мощного образования в интересах Орды. Хана не могло не тревожить неуклонное усиление Литвы, притязания Гедимина на Западную и Юго-Западную Русь, его сближение с польским королем. Смерть Александра Суздальского подтолкнула хана к возврату на прежние позиции. Однако на сей раз центром консолидации должна была стзть не Тверь, а Москва.

Принимая решение о воссоединении великого княжения Владимирского в руках Ивана Калиты, хан, вероятно, уже тогда предполагал женить его старшего сына и наследника 15-летнего Семена на дочери великого князя Литовского Гедимина. Эта свадьба, сыгранная год или два спустя, была третьей (после неудачных браков Юрия Московского с Кон- чакой и Дмитрия Тверского с Марией Гедиминовной) попыткой хана разыграть перспективную с точки зрения интересов Орды матримониальную комбинацию с участием ведущих князей Северо-Восточной Руси.

Идея этого брака принадлежала, вероятно, хану Узбеку.

Comments are closed