Татарская рать и князи

Рать же татарская с князем Андреем и Феодором, пришедше п Суждаль, и град весь взяша, такоже и Володимерь взяша и церкви иограбиша, и дно чюдное медяное выдраша, и книги, и иконы, и кресты честньш, и сосуды священныя, и всяко узорочие пограбит а, а села и волости, и погосты, и монастыри повоеваша, и мнишьскому чину поругашася, попадьи жены оскверннша, Тако потом взяша Юрьев, и села, и люди, н кони, и скоты, и имение то все пограбиша. Таче же по сем приидоша к Переяславлю и стояли у города много дней, понеже людей несть, выбегли ис Переяславля, и лридоша к Москве, и московскаго Данила обольстиша, и тако въехаша в Москву, и сътвориша такоже, якоже и Суждалю и Володимерю, и прочим городом, н взяша Москву всю и волости, и села.

Как «обольстили», то есть обманули, татары московского князя Даниила Александровича, неизвестно. Летописец, как всегда, излагает следствия, но не стремится раскрыть причины. Такой подход соответствовал христианскому взгляду на мир, согласно которому все происходит по воле Божией. Уразуметь ее не дано простым смертным. Нашествие иноплеменников и другие «казни Божий» наказывают людей за грехи и заставляют вернуться на путь истинный. «Промысел Божий неведом и непостижим, и помыслы наши, и деяния, и будущее известны одному только Ему, — учил один из отцов Церкви святой Иоанн Дамаскин. — Говорю же я обо всем том, что не находится в нашей власти; ибо то, что находится в чашей власти, есть дело не Промысла, но нашей свободной воли».

Таинственный механизм осуществления Промысла является сокровенной темой летописей. Он представлен летописцем в чистом виде, без отвлечений на несущественные с этой точки зрения подробности и без неуместных в данном случае авторских комментариев. В этом отношении летопись подобна иконе, где представлено не столько само событие, сколько его вневременное общечеловеческое значение.

Не опускаясь до рассуждений о земных причинах «Дюденевой рати» и не вдаваясь в подробней ли нашествия, летописец сообщает лишь, что от Москвы татары и их русские подручники направились к Твери. Город был переполнен беженцами из подвергшихся нашествию земель.

Тверичи во главе со своим молодым князем Михаилом Ярославичем приготовились к борьбе с неприятелем. На помощь Михаилу, по мнению некоторых исследоваетелей, был прислан от Ногая татарский отряд, которым командовал царь татарьскыи Токтомерь».

Comments are closed