Торопливость московского князя

И тамо приидоша к нему послы от великого князя Ивана Даниловича Володимерскаго и Московскаго составити ему манастырь внутрь града Москвы, и церковь съэдвигнути святаго Спаса Преображениа, и тамо архимандритию принести от Данила святаго из Заречья, юже князь велики Данило Александрович имяшетамо в свое имя. Сей же (Иван Данилович. — Н. Б.) въсхоте ю вселити внутрь града, близ своего двора. И тако благословение приемлет от пресвященнаго Феогнаста, митрополита Киевскаго и всея Русии, и делу касашеся».

Удивляет торопливость московского князя в деле об устройстве Спасского монастыря. Зачем понадобилось ему тратить силы и средства на отправку летом 1329 г. посольства в Киев, если уже в октябре 1329 (или во всяком случае в начале 1330 г.) митрополит Феогност вновь побывал в Северо-Восточной Руси?

Определенный свет на эту темную историю проливает наблюдение Я. Н, Попова. По его мнению, вся история с устройством Спасского монастыря и перенесением туда архимандритии может быть истолкована «как шаг на пути подчинения княжеской власти московской мои а- стырской организации. Этот акт может быть сопоставлен с ликвидацией в 1370-х гг. традиционной должности московского тысяцкого и с подчинением городского посада княжескому двору, также имевшими политическое значение».

Действительно, Иван Калита, очевидно, предпринял своего рода церковно-административную реформу, цель которой состояла в усилении власти князя над московским монашеством. Он добился отмены старой практики избрания архимандрита монашеским сообществом и перешел к назначению этого должностного лица митрополитом по представлению московского князя. Что касается митрополита, то и он, подобно князю, стремился поставить монастыри под свой эффективный контроль. В итоге возникли хорошие предпосылки для сотрудничества Калиты и Феогноста в атом вопросе. Посылая своего кандидата к Феогносту для утверждения, Калита демонстрировал почтение к святителю. Возможно, и кандидатура игумена Ивана была найдена митрополитом. Князю выгоднее было иметь архимандрита, присланного из митрополии, нежели избранного местными монашескими кругами и опирающегося на их поддержку. Для Феогноста важно было провести церемонию утверждения нового архимандрита именно в Киеве. Это должно было послужить примером для монашества Юго-Западной Руси, создать определенный прецедент, на который можно было бы сослаться в

6удущем.

Comments are closed