Упоминание о рязанском походе Даниила

Какое-либо упоминание о рязанском походе Даниила отсутствует в Новгородской 1 летописи, в летописях, наиболее близких к общерусскому Своду 1448 г. (Софийская 1 и Новгородская 4), а также в летописях, восходящих к ростовскому летописанию XV в.

Весьма близкое к Троицкой летописи изложение данного сюжета встречаем в Воскресенской, где сообщается, что Даниил «много татар изби».

Некоторые уникальные подробности этой акции Даниила сообщает Никоновская летопись. «Того же лета князь Данило Александрович Московьский приходил ратью на Рязань, и бишася у града у Переславля я князь великы Данило Александрович Московский одоле, и много бояр и людей избил, а князя их Констянтина Романовича Рязанскаго некоею хитростию ял, крамолою их же бояр рязанских, и приведе его с собою на Москву, и дрьжа его у себя в нятьи, но в бреженни и в чести всяцей, хотяше бо ся с ним укрепитн крестным целованием и отпустит его в его отчину на великое княжение Рязанское».

Сообщение Никоновской летописи увеличивает количество вопросов, связанных с рязанским походом Даниила, до трех. Первый — датировка похода. Второй — кого «избил» московский князь, «татар» или «бояр»? Третий — с какой целью Даниил держал в плену Константина Рязанского и достоверен ли пассаж Никоновской летописи о «чести», оказанной пленному князю в Москве?

По первому вопросу за 1300 г. высказываются Д. Феннел, В. А. Кучкин и А. А. Горский, за 1301 — А. Е. Пресняков, Л. В, Черепнин и А. Г, Кузьмин18. Датировка рязанского похода 1301 г. представляется более убедительной. Эту дату содержит древнейший источник — Лаврентьевская летопись. Кроме того, в 1301 г. великий князь Андрей Александрович в конце мая штурмовал шведскую крепость Венец близ устья Невы, а летом находился в Новгороде. Туда же отправился и Михаил Тверской. Великий князь предполагал вскоре отправиться в Орду и потому нуждался в новгородском «серебре». Скорее всего, он пробыл в Новгороде и лето и осень 1301 г. В его отсутствие Даниил Московский мог заняться рязанскими делами, не опасаясь удара в спину.

По второму вопросу — едва ли можно усомниться в чтении Лаврентьевской летописи. Даниил «избил» в рязанской земле именно «татар». Действительно, «избиение» (то есть казнь, уничтожение) рязанских бояр было бы по меньшей мере странным поступком. Бояр можно было переманить на московскую службу, или взять как заложников, или, наконец, отпустить за выкуп. К тому же Даниил, если верить дополнениям Никоновской летописи, не хотел озлоблять против себя рязанскую знать.

Comments are closed