Успенский собор

Как выглядел Успенский собор 1327 г. снаружи н внутри, можно только догадываться. Он был разобран по указу Ивана Ш и на его месте Аристотель Фиораванти в 1475-1479 гг. построил тот храм, который и поныне украшает кремлевский холм. По мнению Н. Н. Воронина, собор Калиты был небольшим, но стройным и нарядным четырехстолпным одноглавым храмом. Он повторял архитектурные формы Георгиевского собора в Юрьеве Польском (1231-1234) — последнего каменного храма в Северо-Восточной Руси, построенного до Батыева нашествия.

Однако последующие археологические работы в Московском Кремле дали основание для совершенно иной реконструкции. По мнению новейших исследователей, «Успенский собор Ивана Калиты (1326) вовсе не был своего рода копией Георгиевского собора в Юрьеве-Польском, а представлял весьма внушительное сооружение. Его подкупольные столбы имели в сечении примерно 240240 см. Эта величина может показаться невероятной, но почти такими же мощными (233233 см) были столбы другого собора Ивана Калиты – Архангельского. Иначе говоря, оба собора мало чем уступали по размерам современному Архангельскому собору, построенному Алевизом в 1508 г. Дмитровская же церковь конца XIII     в., наоборот, была почти копией небольшого собора в Юрьеве- Польском. Сечение ее подкупольного столба составляет 136×136 см»0. Однако это суждение убедительно оспорено В. П. Выголовым.

О внутреннем убранстве Успенского собора также можно лишь строить предположения. В одном из списков «Жития митрополита Петра» сообщается, что князь Иван Данилович украсил храм «святыми иконами, а святитель святыми книгами»®1. Стенописи собора были выполнены греческими мастерами митрополита Феогноста уже после кончины Калиты, в 1344 г.

Убранство Успенского собора Ивана Калиты предопределило убранство Успенского собора 1475-1479 гг. Преемственность образов, идей и настроений была в высшей степени характерна для московской княжеской династии. Отличительной чертой собора Ивана III было широкое представление монашеской темы в его росписях. Однако именно в эпоху Калиты возрождение монашества представлялось важнейшей общенациональной задачей: только праведники могли спасти Русь от гнева Божиего, от «вавилонского плена». Тема прославления отцов монашества с особой силой прозвучала уже в убранстве Успенского собора Ивана Калнты. Отсюда она перешла в иконостасы и стенописи московских и подмосковных монастырских храмов конца XIV — начала XV в.

Comments are closed