Уступка Новгорода

Можно думать, что именно уступкой Новгорода, а вместе с ним и притязаний на великокняжеский стол Даниил сумел добиться согласия Андрея на сохранение Переяславля за князем Иваном Дмитриевичем. Если так, то это был блестящий политический ход Даниила. И если еще недавно переяславский князь считал своим главным заступником Михаила Ярославина Тверского и, отправляясь в Орду, поручал ему «блюсти отчины своее», то теперь таковым стал для него Даниил Московский. Отныне Иван Дмитриевич «любляше паче инех» своего московского дядю13. Эта симпатия стоила многого. Пять лет спустя бездетный Иван Переяславский, умирая, завещал свое княжество Даниилу.

Михаил Тверской старательно защищал вотчину Ивана Переяславского, не останавливаясь даже перед войной с Андреем Городецким за Переяславль. Однако за столом переговоров Михаил, по-видимому, оказался слабее, чем на поле брани. На княжеском съезде во Владимире

зимой 1296/97 г. более опытный Даниил Московский «переиграл» тверского князя по части дипломатии и занял его место главного покровителя Ивана Переяславского.

Отсюда, с владимирского съезда зимой 1296/ 97 г., берет свое начало враждебное отношение Михаила Тверского к Ивану Переяславскому, вылившееся в 1300 г. в открытый конфликт16. Тогда же началось и охлаждение отношений между Михаилом Тверским и Даниилом Московским. И все же то, что Даниил приобрел, стоило того, чем ему пришлось пожертвовать.

Отношения Даниила с татарами, судя по всему, были весьма осторожными. Некоторые исследователи полагают, что на владимирском съезде зимой 1296/97 г. произошло признание князьями «ногайской» ориентации сюзеренитета правителя Волжской Орды, хана Тохты17. Развивая эту убедительную гипотезу, можно предположить, что инициатором этого благоразумного и дальновидного шага был Даниил Московский. В отличие от Михаила Тверского и Ивана Переяславского он никогда не имел личных контактов с Ногаем и, насколько известно, не пользовался его военной поддержкой.

Характеризуя тенденции политической жизни Северо-Восточной Руси в последние два десятилетия XIII в. и первые годы XIV в., можно заметить, что в московско-тверском военно-политическом тандеме, задуманном еще Ярославом Ярославичем Тверским, происходит постепенная смена лидеров.

Comments are closed