В поисках средств

В то время как Юрий в поисках средств отправляется в Новгород, тверские и ордынские недруга убеждают хана лишить старшего Даниловича ярлыка на владимирское и даже на московское княжение. Явившись в Орду два года спустя, Юрий становится жертвой убийц, посланных тверским князем Дмитрием Михайловичем.

Источники не дают оснований говорить о какой-либо повышенной агрессивности этого князя. Напротив, оригинальность Юрия состояла в его миролюбии, отказе от претензий на великое княжение Владимирское. В политической драме Юрий явно предпочитал играть ту же выигрышную роль, что и его отец — роль -«второго лица» в СевероВосточной Руси. Поневоле оказавшись первым, он вскоре стал жертвой этого двусмысленного положения.

Политика московских князей может быть правильно понята только в сопоставлении с политикой тверских князей, основы которой заложил князь Ярослав Ярославич Тверской. Тверская политика изначально отличалась склонностью к силовым методам, неоправданному риску и «игре не по карману». Основы экономического могущества Твери были заложены в 80-90-е годы XIII в., когда княжеством осторожно управляла княгиня-вдова Ксения. Самостоятельный выход Михаила Ярославича на политическую сцену знаменовал собой возврат к прежним авантюристическим методам.

«Игра не по карману заставляла тверских правителей широко прибегать к насилию и террору, умножая тем самым ряды своих врагов. И Дмитрий, и Александр Михайловичи следовали по стопам своего отца. Закономерным итогом этой силовой политики стало появление в Твери отряда Шевкала и восстание 1327 г., надолго (если не навсегда) перечеркнувшее политические перспективы Твери. Нет оснований говорить о каком-то особом героизме или благородстве тверских князей. Те из них, кто сложил голову в Орде, увенчали свой конец ореолом мученичества. Однако в повседневной жизни той эпохи главной политической добродетелью была дальновидность, чувство ответственности за судьбу своих подданных. Но как раз в этом у тверичей был явный недобор. И никакие рассуждения агиографов не в состоянии этого опровергнуть.

Участие Ивана Калиты в походе татар на Тверь зимой 1327/28 г. было вынужденной акцией. Нельзя увидеть здесь какую-то особенную низость московского князя. С татарами ходили едва ли не все князья той эпохи. Уклонившись от участия в «Федорчюковой рати», Калита не спас бы Тверь от погрома, но поставил бы под удар собственное княжество.

Comments are closed