Византийское происхождение

Эта память (как и месяцеслов Евангелия Семена Гордого) имеет византийское происхождение. Она содержится в месяцеслове при греческом Евангелии московской Синодальной библиотеки 1055 г. (под 5 июня — «избавление от врагов»), в месяцеслове Мстиславова Евангелия («от иноязычных»), месяцеслове греческого пролога, написанного неким Петром в XI в. и сохранившегося в списке 1249 г., месяцеслове при греческом Евангелии Криптоферратского монастыря в Италии (XI в.), в уставе Константинопольской Великой Церкви (IX-X вв.), наконец — в славянском Студийском уставе 1398 г. в Синодальной библиотеке («от поганых» ).

Обычай совершать 5 июня «литию на поле» (торжественное богослужение вне храма, посвященное избавлению от варваров), вероятно, еще в домонгольские времена был воспринят от византийцев н Русской церковью. Причина этой восприимчивости вполне понятна, И в домонгольский период Русь страдала от нашествий «иноплеменников» не меньше, чем Византия. Однако в начале XIV столетия данная проблема приобрела для обеих стран небывалую актуальность.

В названии данного праздника, как оно сформулировано в месяцеслове Евангелия Семена Гордого («Память с человеколюбьем нанесеныя на ны страшныя беды нашествием поганых»), выражена церковная трактовка главной политической проблемы Руси — «ордынского плена». Избрав этот день для хиротонии новгородского владыки, митрополит как бы указывал русскому духовенству на его главную задачу: нравственное исцеление общества во имя возвращения милости Божией. Воздействие этого урока было тем сильнее, что сама хиротония обычно сопровождалась съездом высшего духовенства и происходила при огромном стечении народа. Этот день навсегда оставался праздничным, памятным и для ново поставленного архиерея и для его паствы. Можно думать, что митрополит произнес в этот день «слово» к народу, в котором, подобно Серапиону Владимирскому, затронул тему чужеземного ига. Избрав для хиротонии день 5 июня, Петр тем самым предопределил тему своего пастырского обращения к собравшимся.

Летописи не сообщают о каких-либо политических акциях московских или тверских князей в 1,409-1310 гг. В СимеоновскоЙ летописи, восходящей к Своду 1408 г., 6817 мартовский год отмечен лишь двумя событиями; страшным голодом и мором, а также приездом митрополита Петра «на Суждалскую землю». Из Новгородской 1 летописи известно, что во время своего пребывания в Северо-Восточной Руси митрополит поставил новгородского владыку Давида 5 июня 1309 г.

Comments are closed