Военная акция против Твери

Таким образом, военную акцию против Твери (или ее имитацию) мог осуществить только Иван Данилович, оставленный Юрием в Москве, или его брат Бо Однако последний, судя по всему, находился в это время в Нижнем Новгороде, Своими действиями москвичи спасли Новгород от угрозы полного разгрома и потери независимости. Одновременно был нанесен удар могуществу Твери. Неудача Михаила в этом походе во многом предопределила и его дальнейшие несчастья и, в конечном счете, гибель.

Судя по тому, как серьезно воспринял Михаил весть о намерениях московичей, он считал Ивана способным на быстрые и дерзкие предприятия. 

Едва ли Иван за короткий срок успел снестись с Юрием и получить от него распоряжения. Видимо, он действовал самостоятельно, но при этом уже знал, что брат находится в милости у хана. Вскоре стали видны и явные признаки этой милости. Осенью 1317 г. Юрий вернулся на Русь с ярлыком на великое княжение Владимирское и молодой женой — сестрой самого «царя» Узбека.

Подводя итог сделанным в данной главе наблюдениям, необходимо выделить следующее. Московская политика данного периода может быть правильно понята только опосредованно, как реакция на деятельность великого князя Михаила Ярославина Тверского. Политика Михаила Тверского в 1305—1317 гг. отличалась наступательным, зачастую агрессивным характером104. Пользуясь поддержкой Орды, Михаил уже в первые годы своего великого княжения предпринял военное давление на Москву и, по-видимому, вытеснил Даниловичей из Переяславля. Летом 1307 г. он утвердился на новгородском столе.

Та же ставка на силу, излишняя самоуверенность заметна и в действиях Твери по отношению к митрополичьей кафедре. Здесь и попытка провести своего кандидата на митрополию, и противодействие митрополиту Петру.

В целом политика Михаила Тверского — это политика энергичной силовой консолидации Северо-Восточной Руси и Новгорода под эгидой великого князя Владимирского. Очевидно, что Орда до известных пределов допускала и даже поощряла подобные тенденции. Стабилизация политической обстановки в «русском улусе», прекращение затяжной междоусобицы, разделившей правящий слой на два враждебных лагеря и подорвавшей экономику страны, — все это явно коррелировалось с аналогичными процессами, протекавшими в самой Орде в первом десятилетии XIV в.

В этой ситуации любое неповиновение Михаилу Тверскому воспринималось как сопротивление стоявшей за ним Орде.

Comments are closed