Вопрос о определении даты окончания строительства

В этой связи возникает вопрос о более точном определении даты окончания строительства. Летописец говорит: «тое же зимы на весну, в великое говение», В високосном 1340 г. Великий пост начинался с понедельника 28 февраля. Таким образом, «зимы» как таковой оставалось всего один день — 29 февраля. Совершенно очевидно, что для торжественного освящения новой крепости был избран нерабочий день — воскресенье. Наиболее

подходящим для торжества было бы Соборное воскресенье — 5 марта 1340 г. Этот день наиболее адекватен летописному выражению «зимы на весну». К этому дню (первое воскресенье Великого поста) приурочивался ежегодный съезд духовенства к епархиальному архиерею. Можно думать, что в связи с этим в Москве находился тогда и митрополит Феогност: Москва была крупнейшим городом митрополичьей епархии. Наконец, 5 марта — день кончины (а значит, и день поминовения) отца Ивана Калиты князя Даниила Александровича, строителя старой крепости, на смену которой пришел Кремль 1339-1340 гг.

Все это позволяет утверждать, что торжества по случаю постройки новой московской крепости состоялись 5 марта 1340 г. Завершив строительство Кремля 8 тем самым как бы подведя черту под своей политической деятельностью, Иван Калита тогда же удалился в придворный Спасский монастырь, где принял постриг с именем Анании и прожил еще несколько недель до своей кончины 31 марта 1340 г.

Не ограничившись возведением нового Кремля, князь Иван, по некоторым сведениям, одновременно предпринял и работы по благоустройству и укреплению Москвы: «Такоже и посады в ней украсив и слободы, и всем утверди»40. Простояв всего около 25 лег, Кремль Калиты был заменен на новый, белокаменный. Внук Ивана Дмитрий Донской, подобно своему деду, предусмотрительно подготовился к войне с Литвой, отстроив заново московскую крепость. Но эти тревожные 25 лет Москва без потерь прожила под защитой стен Калиты, поминая добрым словом их строителя.

Зимой 1339/40 г. хан Узбек приступил к исполнению своего замысла о совместном русско-татарском наступлении на Литву. Из Орды с этой целью отправлен был с войском воевода Товлубей — тот самый, что руководил казнью Александра Тверского. Вероятно, он был одним из тех ханских вельмож, которые выступали за войну с Литвой и потому ненавидели дружившего с литовцами тверского князя. С Товлубеем шел и некий «князь Менгукаш, и иные мнозии князи с татары».

Comments are closed