Вопрос устройства беженцев

По уточнённым данным Министерства внутренних дел, только в Киеве в конце августа находилось 12 тыс. беженцев из Галиции. Таким образом, даже по самым приблизительным подсчётам количество беженцев из Галиции летом 1915г. исчислялось десятками тысяч человек.

В конце марта – начале апреля 1915г. противник начал наступление. Спасаясь от военных действий, мирные жители стали приезжать во Львов и другие населённые пункты Восточной Галиции. В начале апреля число их было весьма значительно. Краевой благотворительный комитет в Львове под председательством В. А. Бобринского стал активно заниматься вопросами устройства беженцев. Первоначально беженцев размешали в Львове. Но уже очень скоро стало ясно, что количество их столь велико, что в одном городе всех прибывших поселить невозможно. Поэтому в конце апреля было решено начать эвакуацию беженцев дальше, в Киев. 3 мая 1915г. В. А. Бобринский организовал отправку из Львова 2 тыс. беженцев. В Киеве их устройством должно было заниматься киевское отделение Галицко-русского благотворительного общества.

Момент для приезда беженцев был довольно благоприятный, так как во многих помещичьих имениях не хватало рабочих рук, и были шансы на быстрое устройство беженцев в экономиях Киевской, Волынской, Подольской, Черниговской и Полтавской губерний. По данным периодической печати, в мае 1915г. из Львова в Киев было эвакуировано 18 тыс. беженцев из Карпат. К 20 мая их эвакуация была закончена.

В конце мая 1915г. русские войска оставили крепость Перемышль. Началось отступление. Поток беженцев из Восточной Галиции увеличился.

Причины столь массового отъезда мирного населения на территорию Российской Империи были различны. Во-первых, население стремилось уйти дальше от театра военных действий, спасаясь от обстрелов. Во-вторых, часть населения покидала свои жилища, опасаясь расправ со стороны австрийцев за связи с русскими. Такие расправы имели место уже в 1914 – начале 1915 гг., особенно там, где велись активные военные действия, и отдельные местности периодически переходили в руки то к русским, то к австрийцам. В основном, это касалось крестьян из вновь образованных православных приходов. Но, как было показано выше, таких приходов было не так много. К числу тех, кто эвакуировался из Галиции, опасаясь расправ, относились также местные русофильски настроенные общественные деятели, организованные к тому времени русские приюты, школы.

Comments are closed