Выгодное географическое положение

Здесь на первом месте — выгодное географическое положение Московского княжества, которое предопределило его роль как этнического центра формировавшейся великорусской народности, обеспечило ему относительную безопасность от внешних врагов, наполнило казну московского князя сборами с транзитной торговли через Москву.

Из причин возвышения Москвы, названных Ключевским, не получила полного признания в советской историографии лишь одна — «своеобразная политика» московских киязей, обусловленная их принадлежностью к годной из младших линяй Всеволодова племени». Суть этой «своеобразной политики» — повышенная агрессивность, «неуважение к прежним понятиям и отношениям старшинства».

Б последние годы устоявшаяся схема, наиболее отчетливо и детально представленная в работах Л. В. Черепнина, подверглась резкой критике со стороны А. А. Зимина, оспорившего почти все названные еще В. О- Ключевским «причины возвышения Москвы» (исключая лишь сотрудничество Москвы и церкви). Критикуя старую схему за ее умозрительность, слабую обоснованность источниками, Зимин на смену ей предложил новую, также достаточно умозрительную концепцию. В процессе образования Русского централизованного государства историк выделяет как некую духовную доминанту борьбу светлого и темного начал — свободы» и «несвободы». Крегоэсткической, крестьянской 3 монашествующей Москве противостояла северная вольница промысловых людей (солеваров, охотников, рыболовов) и свободных крестьян Гибель свободы Галича повлекла за собой падение Твери и Новгорода, а затем и кровавое зарево опричнины»5. Причины победы Москвы и над вольным промысловым Севером и над торговым Северо- Западом исследователь видит «в особенностях колонизационного процесса и в создании военно-служилого войска (Двора)».

Критика Зиминым старой концепции возвышения Москвы», равно как и предложенная им новая схема, в целом получили поддержку со стороны В. М. Панеяха. «Прежняя система аргументации и сделанные из нее выводы после этой работы А. А. Зимина представляются мне скомпрометированными полностью и окончательно», — пишет Панеях.

Тенденция к пересмотру сложившихся взглядов на истоки политических успехов первых московских князей проявилась и в работах А. А. Горского. «Мнение, что московские и тверские князья в первые десятилетия XIV в. проводили две принципиально разные политики по отношению к Орде (первые — откровенно проордынскую, вторые — более независимую), не соответствует фактам. И те и другие не подвергали сомнению сюзеренитет ханов над русскими землями», — полагает исследователь.

Comments are closed