Вытеснение польско-литовских войск

Больше всего он опасался того, что литовцы, соединившись с поляками и примирившись с Орденом, двинутся на восток (Смоленск и Москву), либо на северо-восток (Псков и Новгород). И тогда первые слабые ростки московской государственное могли погибнупъ под копытами литовских полчищ или «дружественных» татарских орд.

В конце 1320-х гг. татары, собравшись с силами, стали вытеснять польско-литовские войска из южных областей Киевской земли и Подо- лии. Многие местные правители, посаженные из Вильно или Кракова, обязались платить дань Золотой Орде и принимать у себя ханского баскака. В воздухе запахло новой большой войной между Западом и Востоком, исход которой трудно было предугадать. И вот в этой предгрозовой ситуации произошло событие, о котором заговорили все.

Зимой 1333/34 г. 17-легний наследник московского престола Семен женился на 15-летней Айгусте (в крещении Анастасии). Смысл этого брака был ясен: Москва, как и стоявшая за ней Орда, хотели мира с Литвой.

Время показало, сколь прозорлив был кияэь Иван в своих опасениях относительно Литвы. Именно нашествие литовцев в 1368 г. и последовавшая за ним пятилетняя война оборвали ту «великую тишину», которую установил Калита. Но когда литовцы всей своей силой навалились на Москву, она уже достаточно окрепла, чтобы выдержать этот натиск.

Два основных завета Калиты — мир с Ордой и мир с Литвой — стали путеводными для московской дипломатии на полтора столетия. Руководствуясь этими принципами, московские правители сумели объединить Северо-Восточную и Северо-Западную Русь и к концу XV в. поднять Московию на ту ступень могущества, с которой открывались уже совершенно новые горизонты.

Но вернемся к новгородским делам князя Ивана. Потерпев неудачу в своей попытке договориться с Калитой о мире во время встречи в Переяславле летом 1333 г., новгородский архиепископ Василий Калика решил «разыграть литовскую карту». Незадолго перед тем, летом 1331 г., Василий совершил поездку в Юго-Восточную Русь к митрополиту. Во время этого путешествия владыка мог подробно изучить расклад политических сил в Литве и вокруг нее. Он имел даже личную встречу с великим князем Гедимином, которая носила весьма своеобразный характер. Согласно летописи, архиепископ и его свита в Литве были схвачены и брошены в темницу. «Гедимен Литовский пойма их на мнру, и в той неволе дали слово правое сыну его Нариманту на пригороды на новогородцкиа Ладогу и Орехом городок, и Корелскую землю и половину Копорьи ему и детем его в ватину и в дедину, и тако отпустиша их»".

Comments are closed