Знаменитый Ореховецкий договор

Здесь в августе 1323 г. Юрий Данилович, новгородский посадник Варфоломеи Юрьевич и тысяцкий Аврам заключили со шведскими уполномоченными знаменитый Ореховецкий договор. Это не только первый договор между Россией и Швецией. Во всей истории Руси феодальной эпохи «Ореховецкий договор был первым соглашением о «вечном мире» с соседней страной; ранее международные соглашения столь высокого ранга еще не заключались. Более того, и в последующие столетия, до конца XVII в., договоры о «вечном мире» заключались только со Швецией в Тявэине и Столбове. Лишь в 1686 г. был впервые подписан договор о «вечном мире» с наиболее крупным соседним государством — Польшей. С третьим соседом — Турцией и подвластным ей Крымским ханством — заключались лишь временные соглашения».

Согласно Ореховецкому договору, Новгород признавал захват шведами Западной Карелии. Устанавливалась новая граница между русскими и шведскими владениями. Стороны обязывались обеспечить безопасный проезд купеческих караванов, а также не возводить новых крепостей вдоль границы. Шведы обещали не помогать немцам и датчанам Ливонии в случае их войны с Новгородом.

В тексте Ореховецкого договора Юрий Данилович назван «великим князем. Заключив Ореховецкий договор, Юрий принялся за новое дело, которое также было очень важным для Новгорода, В 1323 г. устюжане захватили дань, собранную новгородцами с населения Югорской земли (так назывались области Северного Урала и Зауралья, населенные предками современных хантов и манси). Эта дань — прежде всего, ценные меха — являлась важным источником пополнения новгородской казны. Пушнина входила в состав ордынской дани. Кроме того, у сибирских народов имелось и серебро, добытое в местных копях или полученное в обмен на меха у соседей.

Измена устюжан сильно обеспокоила новгородское боярство. Для восстановления порядка и наказания мятежников была собрана новгородская рать, которую возглавил сам князь Юрий Данилович. Конечно, это было не слишком почетным занятием для великого князя Владимирского. Однако новгородским боярам хотелось с честью спровадить Юрия куда-нибудь подальше, так как на новгородский стол уже претендовал новый, признанный Ордой великий князь — Дмитрий Тверской. Впрочем, и для самого Юрия устюжский поход был подарком судьбы: с хорошими трофеями он имел больше шансов на успех в Орде, куда уже давно собирался.

Вот что говорит об этом походе новгородская летопись: В лето.

Comments are closed