Илья Яшин: Необходимо мобилизовать студенческое протестное движение

Активизация молодежных политических движений в России налицо. Недавно произошло объединение ряда молодежных либеральных организаций в общую протестную коалицию “Оборона”, которая призвана стать новым оплотом гражданского студенческого сопротивления без насилия. Правда, ряд ее участников буквально на днях уже успели поругаться между собой. Из состава коалиции исключили московское отделение “Идущих без Путина” за провокационную пресс-конференцию, проведенную под лейблом “Оборона” якобы от лица прокремлевской молодежной организации “Наши”. В организации конференции координатор “Обороны” и лидер “Молодежного Яблока” Илья Яшин обвинил лидера московских “Идущих без Путина” Романа Доброхотова. В своем интервью корреспонденту ПСДП.ру Илья Яшин проясняет ситуацию с конфликтом внутри коалиции, рассказывает о ее перспективах. Также он доказывает преимущество ненасильственного сопротивления властям, видит возможность бескровной революции в России, которую, по его мнению, начнет “молодежный протестный локомотив”.

- Так вы все-таки образовали молодежную коалицию гражданского сопротивления?

- Конечно. В субботу 12 марта в офисе партии “Яблоко” собралось около 100 человек: активисты “Молодежного Яблока”, СПС, студенты из разных вузов, партийные и беспартийные, члены правозащитных и гражданских организаций. Все вместе приняли решение образовать протестную коалицию “Оборона”.

- Кто придумал название “Оборона”? Не кажется ли тебе, что звучит оно как-то беззащитно?

- Несколько человек придумали. Одним из них был я. Название соответствует нашей деятельности. Мы собираемся обороняться. Объединились, чтобы защитить те демократические ценности, которые наши отцы отстояли в 1991 году. Сегодня им угрожает опасность.

Захватывать власть в России мы не собираемся. Мы собрались только для того, чтобы защититься. У нас совершенно особый путь. Гражданское общество должно найти адекватный ответ на угрозы со стороны власти, защитить себя.

- В числе участников коалиции были московские “Идущие без Путина”. Сначала вы объединялись только с ними, а уже потом подтянулись остальные. Тем не менее, на днях вы полностью разругались Романом Доброхотовым, лидером этой организации в Москве. Почему?

- В ходе служебного расследования было выяснено, что Роман Доброхотов организовал пресс-конференцию, в ходе которой некий человек, представившийся одним из лидеров прокремлевского молодежного движения “Наши”, объявил, что проект “Оборона” – это инициатива “Наших”, направленная “на силовое подавление оппозиции”. И я, и лидер “Наших” Василий Якеменко объявили эту пресс-конференцию провокацией. Как стало известно в ходе служебного расследования, пресс-конференция была организована именно Романом Доброхотовым.

В связи с этим партия “Яблоко” и Союз правых сил объявили о прекращении любых контактов с московскими “Идущими без Путина” и лично с господином Доброхотовым. Я считаю, что налицо случай банального предательства.

- Ходят слухи о том, что Роман Доброхотов организовал эту акцию на деньги “крупного бизнесмена в эмиграции”. Как вы считаете, насколько эти слухи обоснованы? И зачем бизнесу, крупному и не очень, вкладывать деньги в молодежную политику и подобные акции?

- Чтобы организовать провокацию и оформить ее, нужны деньги. Но насколько к этому причастен Березовский, я не знаю. Я свечку не держал. И каким образом эти люди, словно чертики из табакерки, появляются в политике, а потом выходят на “крупный бизнес в эмиграции” я тоже не знаю. Мы в “Молодежном Яблоке” не общаемся с такими спонсорами. А общаемся с теми, кому выгодно, чтобы в России было гражданское общество и серьезное протестное студенческое движение. Мы его создаем. То, что мы не купаемся в золоте, это во многом хорошо. Гражданское общество не строится на миллионах долларов, спартанские условия воспитывают и сплачивают его, не развращает. Оно воздается не благодаря, а вопреки.

- Кто такой проводивший пресс-конференцию господин Белов, который представился от “нашистов”, но которого видели в символике СПС?

- Это бывший активист “Идущих без Путина” господин Фридлент, который был опознан журналисткой “Эха Москвы”, а потом и нами. Его узнали участники первой совместной акции “Молодежного Яблока” и московских “Идущих без Путина”. Доброхотов его туда привел. Еще этот человек был запечатлен на ряде митингов в символике СПС. Хотя одна из активисток СПС Настя Каримова утверждает, что этот человек не имеет никакого отношения к СПС, а просто приходил к ним на пару митингов.

- Вы объединились в коалицию с теми, кто остался: молодежным СПС, студенческой ассоциацией “Я думаю”, клубом “Либертарный прорыв”, сотрудниками Института “Коллективное действие” и т.д. Какова дальнейшая программа действий коалиции “Оборона”?

- Мы утвердили название, символику и основные цели и задачи. Они состоят в том, чтобы создавать студенческое протестное движение и организовывать уличные акции прямого действия без насилия. Еще предстоит решить множество организационных вопросов, после чего мы будем сосредотачивать свое внимание на общекультурном и уличном направлении. В рамках первого будем мобилизовывать студенчество, используя различные методы: от проведения круглых столов до распространения агитационной литературы. С другой стороны, будем готовить людей, которые будут выходить на улицы, учиться протестовать, отстаивать свои права акциями “прямого действия”. У нас собрались достаточно опытные люди, имеющие практику проведения уличных акций и участия в них, а значит, мальчиками для битья мы не будем. Но закидывать яйцами министров тоже не будем. Основной принцип нашей деятельности –ненасилие.

- Насколько может быть эффективно ненасилие против насилия? В условиях, когда появляются молодежные организации вроде “Наших”, где, по слухам, даже готовят чуть ли не штурмовые бригады для борьбы с инакомыслящими вроде вас или нацболов, что вы будете делать, как себя вести?

- Ничего более эффективного, чем ненасилие против насилия, быть не может. Отвечать насилием на насилие означает спровоцировать большую кровь. Здесь я могу процитировать Махатму Ганди, который говорил, что “Ни один режим не может ничего сделать, если миллион безоружных людей выйдет на улицу”.

- Но тебя уже один раз побили, когда ты попытался под видом простого делегата проникнуть на закрытый съезд “Наших” в Солнечногорске. И дальше будешь подставлять свои бока и другие части тела под кулаки, сапоги и т.д.?

- Я не получаю удовольствие, когда меня бьют где бы то ни было, но по моему глубокому убеждению, получить по морде за убеждения гораздо благороднее, чем дать за них по морде. Наша задача – показать, что мы не боимся их. Те штурмовые бригады, которые создаются под эгидой “Наших”, видимо, будут действовать очень агрессивно. И наша задача показать, что в России уже сейчас есть несколько сотен человек, которые знают, чем такие бригады будут заниматься, но, тем не менее, не боятся их. Моя поездка на съезд этих “Наших”, хоть это и была авантюра, доказала этот факт.

- Ваша коалиция пока немногочисленна. Все-таки сотня человек для многомиллионной России не в силах оказать серьезное сопротивление властям.

- Уже то, что мы собрались в таком составе, очень важно для преодоления внутренних противоречий. У всех существуют свои амбиции и интересы, поэтому когда все собираются за круглым столом, решение принять сразу тяжело. Тот факт, что мы все-таки что-то решили, говорит о том, что произошел титанический сдвиг и процесс пошел. Я надеюсь, что нашу аполитичную молодежь раскачать мы сумеем, так как работаем в этом направлении.

- У “больших” партий и их молодежных отделений далеко не всегда совпадают взгляды. Как оценивают ваши действия наверху в “Яблоке”, в частности, сам Григорий Явлинский? В частности, объединение усилий с молодыми СПСовцами? Ведь о перспективах объединения “Яблока” и СПС рассуждают давно, но никак не могут прийти к компромиссу.

- У нас в этом плане никаких проблем нет. И Явлинский, и другие партийные руководители знают, чем мы занимаемся, и ничего не имеют против.

На самом деле нам гораздо проще общаться с молодыми спсниками, чем нашим старшим товарищам из большого “Яблока” и СПС между собой. С нами общаются те активисты СПС, которые рассуждают примерно в то же ключе, что и мы. Они тоже хотят протестовать и бороться с режимом. А у больших есть серьезные противоречия. Кто-то хочет быть правым крылом “Единой России”, кто-то хочет уйти в оппозицию. И поэтому между собой они никак договориться не могут. Если бы они, наконец, определились, диалог между партиями строился бы гораздо проще.

- Во взрослых партиях наблюдается некий застой идей и дефицит способов их воплощения. Вперед что-то начали двигать молодежные организации. Между тем, преемственности лидеров так и не наблюдается. Не видишь ли ты в связи с этим смысла перестать цепляться за “Яблоко” и уже начать делать что-то свое?

- Почему одно должно противоречить другому? Никто не мешает оставаться членом партии, но быть при этом во многом автономным. У нас нет жесткой партийной дисциплины, чтобы партийное руководство что-то запрещало мне делать. Поэтому считаю эту проблему немного надуманной.

- У тебя над рабочим столом висит знамя сторонников Ющенко. А с другой стороны – календарь с Ходорковским. Тогда давай поговорим об Украине и о деприватизации. Многие демократы так приветствовали оранжевую революцию, а теперь на Украине хотят наплодить 3000 “ходорковских”. Как ты это оцениваешь?

- Я никак это не оцениваю, потому что считаю внутренними делами Украины. Я не уверен, что если бы я был украинцем, то голосовал бы за Ющенко. В некоторой степени я симпатизировал оранжевым, но только в том, что там была очевидна фальсификация выборов, а я по-человечески хотел, чтобы люди отстояли свой выбор. А какой из себя Ющенко, их личное дело. Кого выбрали, с тем теперь пусть и живут.

Не стоит брать в России украинскую ситуацию за основу. Хотя украинская ситуация ценна тем, что там действительно был широкий гражданский подъем. Я это сам лично видел.

- Насколько в России может получиться подобная украинской бескровная революция, особенно в ситуации, когда народ социально обездолен и потому озлоблен?

- Я надеюсь, что это возможно. Когда я встречался со своими украинскими друзьями летом прошлого года, когда предвыборная кампания еще только начиналась, абсолютно никто не верил в возможность победы оппозиции. Но люди сделали свое дело и добились тех результатов, которые увидел весь мир. Но одним профессионализмом пиарщиков этого было бы не добиться. Помог широкий гражданский подъем. Это фундамент, без него никуда не денешься.

- Возможна ли такая революция в России силами молодежного протестного движения?

- Молодежные движения исполняют роль локомотива гражданского сопротивления. Молодежь должна будет сыграть в этом свою серьезную роль.

Comments are closed